Леша Котовский: «Страпонист или педераст?»

Леша Котовский: «Страпонист или педераст?»

240
Леша Котовский - страпонист или педераст - и то и другое

То, что гетеросексуальные страпонисты, подставляющие анус возлюбленной, не имеют ничего общего с педерастами, не вызывает сомнения. Однако сами они порой комплексуют по причине того, что в обществе любого мужчину, предающегося анальным утехам, считают дырявым или петухом.

«А не пидарок ли я часом?» — вопрошает сам себя страпонист, отдаваясь своей страпонессе. В данной публикации я хотел бы рассмотреть, как происходит формирование гомосексуалиста (пассивного), чтобы различия между страпон сексом и гейством стали очевидны для всех.

Про себя скажу, что я лично — педераст пассивный, чем горжусь. Однако отдаться страпонесс для меня тоже не проблема, хотя это и не слишком мое. Но все же вернемся к теме нашего доверительного разговора: «Страпонист или педераст?» (как вы поняли, я — и то, и другое)

В период юношества у многих ребят появляется тяга к своему полу, они сами даже и не подозревают, что это у них начинается пора первой любви. Большинство из них расценивают этот возвышенный порыв как дружбу и взаимопомощь, принятую в мальчишеской среде. В этом возрасте сексуальные чувства слабо дифференцированы и поиск объекта менее ограничен полом, чем принято думать. Очень важно иметь это в виду.

Со стороны этого даже не понять, чего плохого в том, что сын привел в дом друга. Также родители не видят ничего странного в том, что мальчишки остаются ночевать друг у друга. Скажу больше, еще никому не удавалось запретами и угрозами разбить однополые пары! У нас настолько все серьезно закручено, что педерастам проще пойти на суицид, нежели предать друга.

Так что на вопрос «Как отучить сына от близких отношений с другом?» отвечу родителям: «Смиритесь!»

Если наследственность или еще какой-либо фактор дал вашему сыну такую потребность — иметь во рту член вместо вульвы, никакая сила не заставит ребят оставить друг друга! Но если это так называемые «эксперименты», то они пройдут сами по себе, как только ваш сыночек познает вульву одноклассницы Маши.

Врожденный гомосексуализм редок, а врожденные гомосексуалисты — исключительно пассивы в сексе. Гей-активами не рождаются, ими становятся. Как правило, гей-активы — это уродливые мужики, которым не дают женщины. А иптись им хочется, вот и приходится довольствоваться мужской задницей.

Начальные гомосексуальные отношения не редко бывают спровоцированы перекосами в половом воспитании молодежи, и неполным составом семьи. Бывают женоподобные пацаны, которые просто боятся мужского общества и мужеподобные девчонки, что не водятся с другими девчонками, предпочитая драться с пацанами и играть с ними же в футбол.

Это не настоящие гомосексуалисты, а абсолютно нормально сформированные личности, просто под маской «сексуального меньшинства» они чувствуют себя в относительной безопасности. Так появляются лжегомосексуалисты. А уж когда они вкусят все «прелести» новой жизни, мало кто желает вернуться к натуралам: у геев количество половых партнеров в разы больше, а извращений и превращений в сексе хоть отбавляй. Разве это можно хоть как-то сравнить с традиционной семейной жизнью унылых натуралов? Да и что они видели, эти самые натуралы, кроме работы, подгузников и тупых семейных пикников по воскресеньям!

Обычно сопровождаемая фантазиями о собственной женской роли женственность мужчин, т. е. когда они представляют сексуальную цель как вхождение в их тело иногда сочетается с выбором партнера своего пола. Но всё же чаще речь идет об обычном страпоне.

Решающая идентификация себя с женщиной (матерью) может произойти вследствие страха кастрации, вызванного видом ее гениталий. Пациент, любивший женщин «идентификационной любовью», хотел доказать своим подругам: «Смотрите, насколько хорошо я понимаю вас и все ваши интересы, на какую эмпатию я способен. В действительности не существует различия между вами и мной!» Травматическое зрелище женских гениталий нарушило развитие пациента в детстве относительно поздно. Он пережил увиденное как нечто совершенно необычное и сконденсировал все свои ранние страхи в страх перед отсутствием члена!

Эти индивиды, конечно, гетеросексуальны, хотя и женственны. Они вынуждены подавлять свою гомосексуальность из-за нежелания контакта с мужчинами и скорее проявляют женскую гомосексуальность, т. е. хотят быть «девушкой среди девушек», интересуясь женскими видами деятельности и развлечениями. Часто такая «женственность» позволяет контролировать тревогу до тех пор, пока тем или иным образом отрицается отсутствие у женщин пениса.

Женственность как защита от опасности кастрации может быть несостоятельна, если индивид не способен отрицать, что «становление девушкой» означало бы утрату пениса. У женственных мужчин обнаруживаются всяческие попытки поддержать это отрицание, они стараются подчеркнуть тот факт, что фактически обладают пенисом, и в то же время ведут себя словно девушки. Тем самым как бы доказывается существование девушек с пенисом. Нередко встречается и бессознательное рассуждение такого рода: «Я боюсь, что меня кастрируют. Если вести себя, как девушка, люди подумают, что я уже кастрирован, и таким путем удастся избежать неприятностей».

Вообще проявление женственности у мужчин представляет собой инфантилизм, регрессию к пассивному приспособлению.

Женственное поведение мужчин фактически может быть инфантильным поведением и поэтому не обязательно обращено к лицам одинакового пола, оно бывает направлено на заместителей матери. В некоторых случаях у индивида сочетаются нарциссическая и анальная фиксация, и гомосексуализм проявляется в обеих формах.

Проникновение в механизмы гомосексуальности позволяет вернуться к проблеме дифференциальной этиологии гомосексуализма. Необходимые предпосылки гомосексуальности состоят в прегенитальных фрустрациях, особенно анальной, и готовности заместить объектные отношения идентификацией. Такая готовность должна сочетаться с выраженным вторичным нарциссизмом, т. е. самовлюбленностью.

Вероятность гомосексуальной ориентации увеличивается при склонности мальчика идентифицироваться с матерью. Обычно дети идентифицируют себя с родителем, который представляет для них больший источник фрустраций.

Верно, однако, и противоположное. Мальчики, выросшие без матери, тоже склонны к гомосексуализму, но по другим причинам. Пассивное получение наслаждений в прегенитальном периоде под опекой мужчины, вместо женщины, служит провоцирующим фактором. Распространенность гомосексуализма в Древней Греции обусловливалась тем, что воспитание детей осуществлялось мужчинами-воинами.